«Каноны красоты меняются. Себя потерять страшнее»

О мурманской галерее современного искусства «Ч9» — с её создателями

Может ли художник сам выбрать, где выставить свои работы, или для этого нужен музей? Какова роль взаимодействия между художниками? Можно ли выставлять искусство прямо в квартире? Зачем нужен «белый куб» и какова роль гостевой книги в галерее современного искусства? Как архангельские художники могут принять участие в художественной жизни Мурманска? Обо всём этом мы поговорили с Глафирой Северьяновой и Иваном Галузиным, создателями некоммерческой галереи современного искусства в Мурманске и кураторами выставки «Den røde armés tilbaketrekning / Возвращение Красной Армии / The Withdrawal of the Red Army», которая недавно отгремела в Архангельске.

— Недавно вы представили в Архангельске свою передвижную выставку — «Den røde armés tilbaketrekning / Возвращение Красной Армии / The Withdrawal of the Red Army». Она стала одной из самых цитируемых в местных художественных кругах. А какие у вас самих впечатления от города и его людей?

— Смешанные чувства. Мурманск и Архангельск — одинаковые города по количеству людей. Поразило количество новостроек в Архангельске, но при этом половина из них — до сих пор пустые. Удивляет чередование старых деревянных домов и монструозных торговых центров. Непонятна система общественного транспорта. Либо такси, либо — пешком. Из прекрасного — радует количество интересных проектов, в которых основная вещь — человеческий фактор. Ваш портал (Брусника — прим.), клуб «Колесо» и альтернативный гараж рядом, журнал «Плюс». Очень хорошие музеи — Гостиный двор, Северный морской музей. Сам факт того, что форум проходил в Архангельске уже второй раз, в том числе и на площадках музея и университета, даёт надежду на будущее.

Фото: Валерия Собинина / Брусника

Андрей Шалёв (почётный консул Норвегии), Иван Галузин, Глафира Северьянова (создатели «Ч9») на открытии выставки в Архангельске

— Ваша галерея «Ч9» в Мурманске открылась относительно недавно. Но началось всё с выставки видеоарта «Индукция», верно? Расскажите, как вы работали над ней.

— Всё началось в 2015 году. Выставка видеоарта «Индукция» была проведена в бывшем зрительном зале Межсоюзного Д К. В советское время там постоянно проходили концерты, театральные постановки, демонстрировались кинофильмы, выступал Виктор Цой. На тот момент зал был в предремонтном состоянии, без кресел, без электричества. Помог Павел Зычков, директор галереи Art from Barents. Он договорился с руководством о безвозмездном размещении экспозиции, помог с аппаратурой. Выставка обошлась в личные 10 000 рублей (гипрок, краска, электрика, вино для открытия). Проекторы и удлинители собирали по друзьям. Специально для шести художников строили экраны. У каждого художника чёткие требования к демонстрации его работы. Формат 4:3 или 16:9, вертикаль или горизонталь, колонки или наушники, никаких белых офисных экранов, «убивающих» цвет. Строили, красили в серый, отмывали зал, проводили электричество.

Выставка «Индукция» / Фото: Михаил Славин

До этого велась переписка с художниками из Норвегии и Финляндии. Это была странная просьба — дать бесплатно работу на выставку в неизвестном месте на Крайнем Севере. Но все с радостью откликнулись. 2−9 мая 2015 демонстрировались видеоработы художников-участников международных арт-институций в области современного искусства и новых медиа: Jouko Alapartanen (Финляндия), Andrea Bakketun (Норвегия), Lars Brekke (Норвегия), Ivan Galuzin (Норвегия), Ane Hjort Guttu (Норвегия), Kaia Hugin (Норвегия), Roderick Hietbrink (Норвегия/Нидерланды), Vemund Thoe (Норвегия). Это была первая самостоятельная большая экспозиция видеоарта, ранее видеоарт в Мурманске точечно демонстрировался в рамках различных проектов (фестиваль «Диалог культур» (Россия-Германия), часть норвежского Barents Spektakel и Tromsø International Film Festival в рамках Дней Северных стран и так далее).

Выставка «Индукция» / Фото: Иван Галузин

За неделю работы пришло около 300 людей. Из книги отзывов выставки: «Странное и удивительное место для странных и удивительных фильмов, в которых каждый видит что-то своё. Что-то интригует, что-то пугает, что-то заставляет пятиться от экрана. Но, в любом случае, прекрасно, что такие выставки проводятся в нашем провинциальном городе, заставляя оторваться от рутины и взглянуть на повседневные, ставшими обычными, события под необычным углом».

Выставка «Индукция» / Фото: Иван Галузин

Работа над этой выставкой дала понять, что можно делать собственные проекты вне существующих институций.

— Дальше появился большой проект, который вы и привезли в Архангельск. В чём его особенность по сравнению с остальными художественными проектами в Мурманске?

— Зимой 2016 для выставки «Den røde armés tilbaketrekning /Возвращение Красной Армии /The Withdrawal of the Red Army» мы нашли необходимое выставочное пространство: «белый куб», центр города. После ремонта и монтажа 11 марта открыли выставку и презентовали новую некоммерческую галерею современного искусства «Ч9» в Мурманске.

Мы вырабатывали концепцию галереи постепенно. Нужно делать не такие выставки, какие есть в Выставочном зале и Художественном музее: прикладные, персональные или детские. Надо демонстрировать работы, полюбившиеся нам во время путешествий по европейским галереям и биеннале, привозить хорошее современное искусство и давать возможность бесплатно наслаждаться им в Мурманске.

После «Den røde armés tilbaketrekning /Возвращение Красной Армии /The Withdrawal of the Red Army» в галерее «Ч9» заработал годовой проект «Гостевая книга/ Guestbook» в рамках программы резиденций A-i-R Barents.

— Расскажите о нём подробнее.

— Основа проекта — исследование взаимоотношений между современным художником и публикой, поиск ответов на вопросы: Для кого создаются выставки и проекты? Для отчёта? Для кураторов и специалистов? Где граница между искусством и аттракционом? Как сделать интересный проект и не уйти в развлекательную часть для привлечения зрителей? Достаточно ли критичны статьи о проходящих событиях? Важен ли отклик публики или достаточно задокументировать и «прикрепить» в портфолио? Как художнику узнать мнение публики? Открытие. Цветы. Речи. Закрытие. Это всё?

Проект предполагает резиденции художников, серию выставок и исследование отклика публики. Итогом станет книга с иллюстрациями, отзывами, с интервью со зрителями и художниками, со статьями по истории Книг отзывов в России, о традиции комментирования и отзывов в интернете, с рецензиями на выставки. Мы проводим сравнение традиций отзывов о выставках в Европе и России.

Отзыв из книги отзывов в галерее / Фото: Глафира Северьянова

В России, кстати, традиция писать в книгах отзывов не только имена, но и критику. Например: «Немного разочарован слабовыраженным местным колоритом. Больше местной специфики! Особенно это относится к акварелям. Где северное сияние? Где сопки? Полностью отсутствует христианское и языческое начало. Вот что мне нравится в Русской школе пейзажа? Холодные тона и депрессивное настроение. Грешит этим и Мурманская школа. Больше экспрессии! Больше позитива в пейзаже. Природа — это как женщина. Её надо рисовать всякую, в том числе: желанную и прекрасную. Удачи!»

— Расскажите про проект с Ларсом Брекке и Симоном Вензелем. Что это был за проект?

— Мы пригласили двух молодых норвежских художников Ларса Брекке и Симона Даниэля Тегнандера Вензеля. Они провели в Мурманске две недели и подготовили выставку «Hyperstate». Это был рискованный и интересный шаг. Но в итоге получили прекрасную и сильную выставку. Специально для проекта Ларс Брекке подготовил перформанс «Лесной пожар». Пожары могут вызвать разрушения и страдания и, обычно, в сознании человека пожары связаны с чувством ужаса, вины, ответственности, гнева. Но в то время явления, находящиеся за пределами морального беспокойства, человек может спокойно изучать, и даже любоваться ими.

Hyperstate / Ларс Брекке, Лесной пожар / Фото: Ларс Брекке

Если изменить угол зрения, лесной пожар может доставить не меньшее эстетическое чувство, чем северное сияние. С точки зрения нашего проекта «Гостевая книга» работу Брекке можно трактовать следующим образом. Если какое-то произведение искусства для тебя непонятно и даже пугающе — это только твои эмоции. Если взглянуть на него с разных точек обзора — оно, скорее всего, красиво, и даже полезно.

Hyperstate / Работа Симона Вензеля / Фото: Ларс Брекке

Проект Симона Вензеля носил название «Книга деревьев», и художник исследовал разницу между происходящим в природе и происходящим в голове человека.

— Галерея также представляла проект «Доброе утро, Агамемнон». Почему именно такое название?

— На выставке «Доброе утро, Агамемнон!» было представлено 20 разнообразных зеркал с масками. Зритель приходил на выставку и видел себя. Человек в обществе — совокупность этих социальных образов, в различных ситуациях он репрезентирует себя по-разному. Где же мы настоящие? Зеркало в искусстве, в живописи имеет определённую историю ещё с Ренессанса, а использование зеркал как составляющую скульптур или объектов с концептуализма 1960-х годов. То, что в Мурманске публика ещё не сталкивалась с подобным образом самовыражения, и интересно ли это было, можно тоже будет узнать по откликам из гостевой книги.

В гостевой книге галереи нередко пишут про то, как наши выставки дают возможность полностью отключиться от будничного дня и привычной рутины, напряжённой и загрязненной визуальной атмосферы современного российского города.

Выставка «Доброе утро, Агамемнон!»

— Помимо норвежских художников, вы активно выставляете работы мурманчан. В том числе, работы, которые до этого были практически не известны местной публике. Можете подробнее про это рассказать?

— На выставке «Обратная сторона» зритель познакомился с работами известного мурманского художника Сергея Чеботаря, никогда не покидавшими стен мастерской. То, что он делает для себя, его личные вещи. Большая серия с портретами членов семьи и друзей. Графика, аппликация и живопись с философским уклоном. На этой выставке нам удалось закрыть воображаемый провал между современным искусством и традиционным, который существует, по мнению многих художников старшего поколения советской официальной школы. Сергей Чеботарь непринуждённо, с помощью своего мастерства и лёгкости, неординарным мышлением провёл нить через четыре десятка лет. Самые ранние работы, показанные на выставке — начала 1970х годов.

Выставка имела огромный резонанс. Вышла статья в газете «Вечерний Мурманск» про выставку, с заголовком: «Норвежцы плакали на вернисаже в Мурманске».

Искусство — неважно как его называть: современное или традиционное — должно быть сотворено на почве искренности, любви к своему делу и субъекту. Пусть даже иногда это искренне цинично или искренне провокативно (хотя такие методы выражения для нашей галереи еще рано показывать).

Выставка «Доброе утро, Агамемнон!» / Фото: Дарья Чеботарь

— Глафира, ты давно работаешь в сфере арт-образования. Что для тебя является самым главным в этой работе?

— Связать прошлое и настоящее. Рассказывая об Эпохе Возрождения, о Беллини, показать работу AES+F «Allegoria Sacra», о Веласкесе — Пикассо, о Древней Греции — рассказ об античном культе красоты тела связать с настоящим бумом пластики и инстаграмом. Откуда параметры 90−60−90 и какие параметры у Венеры Милосской, откуда берём стереотипы и т. д. Запоминать не даты и термины, а анализировать, думать, обсуждать, сравнивать и использовать в своей работе, не изобретая заново велосипед. Самое главное — думать и чувствовать, переживать и быть искренним. Быть собой. Каноны красоты и стили меняются, а вот себя потерять страшнее.

Юный художник может научиться всяким техникам и методам, но чтобы стать по-настоящему художником на всю жизнь, нужно научиться быть человеком. Этому не учит математика или экономика, не учит юриспруденция. Искусство и некоторые другие гуманитарные направления — учат.

— Скажите, какие есть возможности участия в художественной жизни Мурманска для архангельских художников?

— Наши проекты, ежегодный весенний фестиваль «Птица Баренц», молодёжная выставка «Точка росы». Главное — человеческий фактор. Приезжайте на мероприятия, знакомьтесь, вникайте в нашу обстановку. Именно для нас интересны проекты, которые отталкиваются от своего изначального и вписываются в местный контекст, наш, северный, Мурманский.

— Когда в следующий раз приедете в Архангельск?

— Зовите на мероприятия. Приедем.