«Пьяная мразь» под прицелом кинокамер

Архангельск и Онега стали местом для развития отечественного нестандартного кино

Архангельск всегда славился талантливыми людьми, но о многих из них вы ещё не слышали. Брусника второй год рассказывает о людях, которыми город мог бы гордиться. В этом тексте мы расскажем о молодом режиссёре и сценаристе, снимающем «первое кино по всем канонам „Отечественного Кинематографического Тунеядства“».

Антон Александров живёт в Архангельске и работает официантом. Полтора года назад ему в голову пришла идея снять фильм. Снял, рассказал нам о трудностях, с которыми столкнулся, поделился опытом.

Все мы любим кино. Большинство людей наслаждаются им на экранах телевизоров, ноутбуков и в кинотеатрах. А есть и такие, кто своей целью ставит снять фильм. Антон Александров живёт в Архангельске и работает официантом. Полтора года назад возникшая идея вылилась в съёмочный процесс. О трудностях съёмок мы узнали из личного разговора со сценаристом.

— Когда к тебе пришла идея создания фильма?

— Новый год 2016-го я праздновал в скайпе со своими друзьями режиссёрами из Екатеринбурга и Твери. Тогда родилось название фильма, и уже чисто из названия пошёл весь сюжет. Далее у меня был весьма скучный месяц, мне ничего не хотелось делать, ни за что браться. И вот, лёжа в кровати, вставая лишь в туалет и в магазин за едой, я за неделю написал сценарий. Это очень странно прозвучит сперва сценарий был весьма серьёзным. И «мразь» там была изначально «больной». Но как-то, пообсуждав сценарий с моим другом Андреем, решил перевести всё в конченый стёб и абсурд. Таким образом «мразь» из «больной» превратилась в «пьяную», а серьёзный триллер в чёрную комедию абсурда с зашкаливающим количеством «клюквы».

— А как ты познакомился с оператором твоего фильма, Александром Перковым?

— Познакомились весьма тривиально: мне нужен был оператор и аппаратура для съёмок. Как я понимаю, в момент моего обращения в «InFilm», оператором проекта мог стать любой из ребят, у кого на момент съёмок было свободное время. И я очень рад, что это был именно Саша. Он мне очень сильно помогает.

— Расскажи, как подбирались актёры? Были какие-то прослушивания?

— Не было. Я писал сценарий под опеределённых людей, будучи уверенным, что они будут сниматься. Но… Из тех людей в фильме сейчас играют только двое. Остальные подбирались весьма в спешке с одним лишь условием — лишь бы подходили по типажам. И подходят. В фильме смотрятся весьма колоритно.

— А у них уже был опыт в съёмках?

— Только у меня. Но про некоторых я просто не знаю — может и были. Андрей Некрос играл у меня в любительском клипе несколько лет назад. Но не будем это считать, так как я там такую стыдобу наснимал. У Сергея Зюкова дебют, но после знакомства Саша Перков пригласил его на главную роль в свой проект. Насчёт Даши Онегиной не знаю, но год назад она сыграла эпизод у меня в короткометражке.

— Вот ты сейчас имена назвал, распиши в двух словах, кто кого играет?

— Могу расписать всех, но при этом интрига, о чём кино, у тебя только усилится. Сергей Зюков, Иван Фадин и Алексей Мальцев — три товарища Сидор, Пётр и Иван, погнавших в глухую деревню за какой-то движухой (без спойлеров). Андрей Некрос — пленник, которого весь фильм пытают. Дария Онегина и Елизавета Ульянова — две школьницы, погнавшие на рок-концерт. Роман Калитов, собственно — Пьяная Мразь. Ах, да, я насильника играю.

— Когда начались первые съёмки? Было трудно влиться в этот процесс?

— Ох, да. Ещё как. Первые съёмки прошли в мае 2016 года. И было настолько трудно, что мы тот материал полностью переснимаем. Всё же сказалась моя неопытность и весьма халатное отношение к графику съёмок. Плюсом — мы тогда начали с самых сложных сцен это огромная ошибка. У нас и сейчас всё далеко не гладко идёт, но сейчас хотя бы я понимаю, что, куда и как.

— Какие вообще трудности встречаются во время съёмок?

— Самая главная найти деньги на реализацию. Помимо этого, у нас много съёмок проходят на улице в дневное время, успеваем снимать только когда есть солнце это порой вызывает некоторые трудности. Также с реалистичностью убийств и тому подобное. Плюсом, всё же актёры у нас не профессиональные, много времени тратим на постановку актёрской задачи. И у нас много гемора со сценой в машине там где-то герои минут восемь едут и говорят. На ходу в машине снимать дико трудно.

— Где проходили съёмки?

— Основную часть фильма мы снимаем в Онежском районе, в деревне Верховье. Там у меня дом есть. Так же пара сцен на трассе Архангельск-Онега. На днях отлично сделали сцену в Северодвинске. И ещё одна сцена в доме актёра Сергея Зюкова. И мелочи на студии доделаем.

— С местами съёмок долго определялись?

— Нет. Хотя как раз вот в Верховье решили снимать в последний момент, когда обломилось с домом в Архангельске. Но это к лучшему — когда писал сценарий, как раз представлял Верховье.

— Расскажи какой-нибудь самый запоминающийся случай со съёмок.

— Ох… Да там каждый день какой-нибудь трэш происходил. В первый приезд в Верховье Рома, играющий Мразь, подвыпив, пошёл с местными детьми в футбол играть и ногу вывихнул. А через пару часов снимали, как он идёт по мосту, по которому и трезвым со здоровыми ногами опасно ходить. К счастью, все живы. А в этом году, к концу съёмок в деревне мост вообще затопило, и нас местный мужик на лодке перевозил.

— Когда примерно нам стоит ожидать выход фильма?

— Очень надеюсь, что года через полтора. В общем, в конце 2018-го.

— А где можно будет его посмотреть?

— А вот этого я даже приблизительно не представляю. Но в Архангельске-то по-любому премьеру сделаем, да и лично всем знакомым мозги прокомпостирую с ним. А как будем захватывать большую аудиторию — пока об этом вообще не думаю.

— Премьеру где? В кинотеатре?

— Не знаю. Пока ещё думать об этом рано.

— Какая твоя цель — развивать региональное кино, наше, архангельское или же выйти в мир Большого кино?

— Ни то, ни другое. Всё-таки я люблю весьма специфическое кино и — в основном — буду делать дикий трэш. К первому это не относится, так как кроме того, что кино снимается в Архангельске, больше оно никак с ним не связано. Ну, а про второе и так понятно. Но есть шанс, что в России «Мразь» хоть как-то выстрелит, ибо в России такого почти нет.

— Несмотря на все трудности, желание снимать дальше — не только это кино — осталось? Может уже есть какие-то новые идеи?

— Да, разумеется. Я рад даже тому, что это просто происходит — сам процесс. Да, вроде как, и все остальные участники тоже. Признаюсь, бывают моменты, когда вера в «Пьяную Мразь с косой наперевес» исчезает, но что из этого получится — узнаем в будущем, относительно не в ближайшем. А пока это всё творится — это очень радует. Есть у меня такая проблема — я не люблю короткометражки, и вряд ли когда-нибудь буду их снимать. Поэтому мысли для следующих фильмов есть, но к моменту выхода фильма, может всё сто раз поменяться. В смысле, может захочется сделать то, чего пока нет в планах.

— Антон, можешь дать какое-нибудь напутствие людям, которые также мечтают снять кино, но бояться или пока у них не складывается с этим?

— Ох, не мне давать напутствия, ибо понимаю, что я ещё тот дилетант. Дам пару советов и пожеланий. Желаю кучу терпения, так как сам с начала съёмок несколько раз перегорал и уже не верил в проект. Также желаю без проблем находить бюджет. А советы… Если вы до этого не снимали, берите дешёвую камеру, друзей и снимайте, снимайте, снимайте. Только не хвастайтесь этим и, когда набьёте скилл, удаляйте все эти творения к чертям и приступайте к настоящему качественному проекту.

Поддержите Бруснику