​Ты водишь!

Диалог о выступлениях перфоманс-группы «Еs Sentia»

С 3 по 4 ноября «Ночь искусств» в Гостиных дворах сопровождалась рядом перфомансов от танцевального коллектива «Еs Sentia». Ребята «играли» в жмурки, гляделки и прятки. Каждая игра была моделью ситуации из жизни, имела скрытый смысл, а чтобы понять его, зрителю нужно было быть внимательным и чутким.

Для тех, кто поиграть не смог или не успел, мы поговорили с лидером «Еs Sentia», Иваном Перчуговым. Он рассказал об общей идее выступлений в рамках «Ночи» и помог нам разобраться в том, зачем нужны и как проходят перфомансы.

— В чём заключается ваша «игра»?

— Игрок наделяет предметы не присущими ему качествами, создавая и подменяя действительность, превращая реальную ситуацию из жизни в миниатюрную и смоделированную копию.

— Как готовится перфоманс?

— Выбор одежды основан на нашем желании. Нам нужно, чтобы зритель почувствовал, будто это происходит с ним самим. Человек может вспомнить детскую игру и поиграть в любой момент. Но в эпоху постоянного стремления быть продуктивным потребность в играх исчезает или заменяется. В деятельности без чёткого результата, по мнению многих, нет смысла. Отнюдь, всё совсем не так.

В каждом перфомансе есть акцент на активной части тела, неразрывности нашего внешнего и внутреннего состояния. В нашем случае точка активного контакта — глаза.

— А зачем вы вообще танцуете?

— Мы придерживаемся идеи о неразрывности тела и сознания. В игре мы наблюдаем и статику и динамику — внутренняя постоянная динамика, ощущение неловкости сначала, далее защитная реакция — смех, потом соревновательный дух, далее испытание, выдержка, сила воли. При всём этом внешне перфоманс выглядит достаточно статично. Так как мы всё-таки танцевальный театр и выражаем свои чувства телом, мы хотели бы вывести их на уровень движения и внешней динамики.

Всего было три части. Первая из них называлась «жмурки».

Жмурки являли собой очень чувственный и эмоциональный хэппенинг, где каждый участник имел свой мотив «поиска». Ребята, одетые в чёрное, хаотично передвигались по залу, озвучивая свой монолог. Они танцевали, прыгали, по-разному пытаясь привлечь внимание зрителя.

Фото: Анастасия Воронцова

Правила же были просты.

Можно было:

— проникать внутрь игры как зритель, проходить между игроками

— взаимодействовать с игроками

— прислушиваться к словам

— примерять на себя роль игрока: добиваться, чтобы вас не задели или пробовать задеть кого-нибудь.

— проводить самоанализ и излагать свободно все мысли вслух.

Нельзя было:

— выходить за временные и пространственные рамки игры

— применять силу на игроках, все взаимодействия совершать максимально безболезненно

— прикасаться к стенам, экспонатам, картинам.

Фото: Анастасия Воронцова

Перфоманс «прятки» изначально планировалось проводить в полной темноте и тишине, чтобы из-за отказа от основного источника информации зритель напрягал слух, осязание и только воображал себе, что вообще происходит в помещении. Однако на деле всё вышло немного иначе — ткань, закрывающая вход изредка пропускала свет, а зрители пользовались вспышками телефонов. Но, несмотря на это, действо выглядело весьма эффектно.

В тёмной комнате несколько человек энергично танцевали, не скрывая громких вздохов. Участники передвигались падая, прыгая, скользя. Если человек было несколько, то они постепенно добавляются к изначально танцующему.

Почему «прятки»? Иван объяснил:

— Я решил связать «прятки» с желанием скрыться от проблем и с инстинктами. Первое — это то, что танцор сам прячется в темноте и не показывает свой танец — то есть он, получается, не до конца честен со зрителем. В этой игре зритель — тот кто ищет, танцор — тот, кто прячется, и чтобы найти того, кто прячется, придётся напрячь все свои чувства и инстинкты: думать, как танцор, представлять, как бы он мог двигаться.

В «гляделки» играли в самом конце, и это не случайно:

— Заканчиваем мы всё так, потому что в игре конец — самая напряжённая часть, и вместе с концепцией развития сюжета, мы создаём такую кульминацию. Про взгляд можно говорить бесконечно. Стоит вспомнить известную фразу «глаза — зеркало души» или биологический факт о том, что расширение зрачков означает, что их владелец пребывает в приятном состоянии и смотрит на что-то, что ему нравится. А как же «с глаз долой, из сердца вон», «кто старое помянет — тому глаз вон»? Глаз вообще часто используется как сакральный символ во многих культурах.

Фото: Анастасия Воронцова

Представьте: стоят двое человек и смотрят друг на друга. Постоянно, не моргая, соблюдая правила игры. Тот, кто знаком с «гляделками», знает, что если долго не смыкать глаз, то начинают течь слёзы. Таким образом, двое танцуют друг перед другом медленно, не отрывая глаз — и плачут. Заканчивая перфоманс, танцоры всё сильнее приближаются друг к другу, а затем одновременно закрывают глаза.

Так «Еs Sentia» и закончила играть, ведь детское время уже вышло.