«Всё как джаз»

Джаз-концерт, посвящённый памяти гитариста группы «Архангельск» Юрия Силкина

Мало кто знает, но каждую субботу в Гостиных дворах звучит джаз. Приглушённое освещение, живая музыка и настоящие профессионалы на сцене. В прошлую субботу музыканты провели джем-сейшен: импровизировали, передавая мелодию от одного инструмента к другому. Со сцены в этот день звучала не только музыка, но и слова благодарности — вечер посвящён памяти гитариста Юрия Силкина.

Гитарист родился и вырос Архангельске и всю свою жизнь посвятил музыке. Начинал, как и другие музыканты, с ресторанов. Затем с головой ушёл в джаз, играл в группе «Архангельск». Друзья и коллеги отмечают его инициативность и выдающиеся организаторские способности. Ещё в 90-е годы Юрий Силкин открыл первый в Архангельске джаз-клуб, где каждые выходные собирались музыканты и зрители со всего города.

Фото: Анастасия Вальц / Брусника

«Этот человек всю жизнь положил для музыки, отдал всего себя музыкантам. Человек прожил с гитарой в руке. Я не зря в начале концерта показал видео, где Юрий исполняет романс, слова очень подходят: „Жизнь прошла, обошла стороной, и осталась лишь эта гитара поздним вечером плакать со мной“. Это наша участь такая. С одной стороны, мы всё время на людях, а с другой — всегда одиноки» — рассказывает организатор концерта Тим Дорофеев.

Фото: Анастасия Вальц / Брусника

На смену историям и воспоминаниям тут же приходил джаз. «Я уверен, Юра и сейчас слышит нашу музыку» — проговорил в микрофон вокалист Константин Седовин. Между музыкантами на сцене происходил некий, понятный только им, диалог. В этот раз в нём участвовали Алексей Барандов (барабаны), Андрей Рогозин (клавишные), Владимир Попов (флюгельгорн) Тим Дорофеев (гитара), Константин Седовин (вокал) и Александр Пастухов (барабаны).

Фото: Анастасия Вальц / Брусника

«Несмотря на то, что все песни были на английском, я догадывалась, о чём они. Звуки и ритм дают понять смысл музыки. Будто музыканты разговаривают на сцене, у них есть свой язык« — прокомментировала самая юная зрительница, шестнадцатилетняя Полина Варакина.

Артисты выкладывались полностью, отдавали всю свою энергию в зал. Музыка создавалась буквально у нас на глазах. От того, что происходит на сцене, получали удовольствие не только зрители, но и сами музыканты. Каждые несколько минут из зала доносились громкие аплодисменты.

Фото: Анастасия Вальц / Брусника

На удивление, зрителей было немного — некоторые столики пустовали. Но было ясно, у каждого гостя свой интерес: кто-то здесь впервые и только знакомится с джазом, кто-то проводит время в приятной компании и заряжается энергией, а для кого-то джаз — лучшее средство уйти от проблем и повседневной суеты.

Фото: Анастасия Вальц / Брусника

Для Елены Дудниковой джазовые концерты стали уже неотъемлемой частью жизни. Она рассказала, почему каждый раз возвращается именно сюда:

«Вчера у меня был очень тяжёлый день. Я просто позвонила и узнала, будет ли концерт. Здесь во мне легкость какая-то появляется. Мне нравится эта сумасшедшая импровизация. Вы слышали выражение „всё как джаз“? Джаз — это не только музыка, это литература, живопись. Джаз — это жизнь».

Фото: Анастасия Вальц / Брусника

Есть люди, для которых джаз действительно стал «не только музыкой». Музыканты и поклонники жанра признаются, что слышат джаз повсюду: в природе, разговорах и шуме улиц. Гитарист Тим Дорофеев уже не может представить свою жизнь без этих непредсказуемых и каждый раз удивляющих нот.

«Моя жизнь — это джаз, импровизация. Я всё время что-то придумываю, иногда ошибаюсь, но продолжаю экспериментировать. Джаз даёт свободу. В классике и поп-музыке всё чётко: каждый раз нужно играть одно и то же. В джазе — всё по-другому: сегодня мы играли так, а в следующий раз то же самое будем играть совершенно иначе. Это и есть свобода и другое мышление».

Фото: Анастасия Вальц / Брусника

На часах 21:15 — расстаться с музыкантами оказалось не так просто. Даже после исполненной на бис босановы «How Insensitive» зрители не спешили покидать зал: обсуждали концерт, фотографировались и прощались с музыкантами. Артисты, в свою очередь, спешили освободить сцену, ведь двери Краеведческого музея должны были закрыться для нас пятнадцать минут назад.