Фестиваль уличных театров — в торговом центре

Виктор Панов о выводах и открытиях этого года и планах на следующий

Урезанное финансирование, проверка УМВД и проливной дождь — таким выдался Международный фестиваль уличных театров в 2017 году. Несмотря на это 11 приглашённых коллективов дали около 70 выступлений, некоторые из которых прошли в новых для события локациях. Художественный руководитель молодёжного театра и главный организатор фестиваля Виктор Панов задумался о смене формата праздника: в следующем году он может пройти в торговых центрах.

— Виктор Петрович, ещё до начала «Европейской весны» вы не раз заявляли, что этот год для фестивалей молодёжного театра может стать последним. Вы до сих пор так считаете?

— Если говорить об итогах фестиваля уличных театров, то я больше сделаю критических замечаний в адрес города и области, потому что мы ошибочно верим в то, что у нас всё хорошо. Цивилизация и общество определяются по умению организовать свой досуг. Мы приходим к выводу, что Архангельск не готов к таким мероприятиям.

Открытия первых фестивалей уличных театров всегда проходили в Доме офицеров. Даже в прошлом году, когда был дождь, все прекрасно знали, куда нужно идти. Но в этом году нам сначала сказали, что фестиваль «не формат» для центра «Патриот», потом отказались от этого заявления и сослались уже на то, что у них просто нет работников, даже чтобы свет включить.

В этом году нас к себе с удовольствием пустил Дом молодёжи. Мы ему очень благодарны. Но вы на него посмотрите! Как он выглядит, так мы к молодёжи и относимся. Он должен быть в идеальном состоянии.

Раньше я очень возмущался «Титан-ареной», построили такое здание в центре города. Но спасибо этому торговому центру, потому что некоторые театры смогли там выступить, было битком народу на всех этажах.

В интернете поднялся шум, когда я заявил, что больше не буду делать фестивали. Потом я услышал официальное заявление от нашего Правительства, что фестиваль уличных театров — это дело не частное, это дело области, но если мы его не будем делать, его не сделает никто.

У меня возникала мысль, что этот фестиваль, наверное, последний. Но когда мы его провели, я был, честно говоря, в шоке. Я убедился, что огромному количеству людей фестиваль нужен, и наплевать мне на всё остальное. Можно мне резать бюджет, можно попытаться меня выгнать, но я не знаю, кто от этого больше потеряет. Нельзя лишать культурных праздников молодёжь, которая уезжает отсюда, потому что света белого не видит по девять месяцев в году.

— Как, по-вашему, прошёл фестиваль уличных театров в этом году?

— Я доволен творческим состоянием самого фестиваля и тем, что он даёт местным коллективам. Наши ребята как-то договариваются с актёрами из других стран и берут у них по скайпу мастер-классы. А как же восемь архангельских девчонок, которые были на моих фестивалях переводчиками, а в итоге вышли замуж и уехали во Францию.

Но не всё было сделано, как планировалось. В январе мы разговаривали с городской властью о том, что в рамках фестиваля сделаем бал выпускников. Уже была программа праздника на Красной пристани с дискотекой и катанием на пароходах. И… ничего не сделали. В июне нам сказали, что денег нет.

— Но наверняка были и моменты, которыми вы гордитесь?

— Карнавальное шествие в день города стало историческим походом, там была рассказана вся история Архангельска за 80 лет. Человек, ехавший в ванне, на которой изображена схема строительства города, — это моя гордость. Когда строили хрущёвки, все мы мечтали о ванне.

Брежнев с женой должен был ехать на лимузине. В день шествия звонят Наталье Малевинской (актриса молодёжного театра — ред.), которая его организовывала, и говорят: уберите Брежнева. А это замечательный актёр театра имени Ломоносова Евгений Нифантьев. Наталья Викторовна отвечает: я не буду его убирать, артист гримировался четыре часа. Ей в ответ: скажите ему спасибо, пусть идёт домой. Вот это и есть отношение к культуре.

Фото: Екатерина Кулакова

— Проверка Управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по Архангельской области, прошедшая в молодёжном театре перед самым началом фестиваля уличных театров, как-то повлияла на ход его проведения?

— Я это понимаю так, что дано задание меня убрать. Ничего противозаконного в театре нет. Но в антикоррупционном законодательстве есть такое положение, что я не имею право заключать договоры с родственниками, а Евгений Шкаев (актер молодёжного театра — ред.), наш заведующий постановочной частью, который занимается изготовлением декораций, — муж моей дочери. Но пусть они попробуют доказать, что у нас есть какой-то коррупционный интерес.

Проверки должны вестись дистанционно. Когда к тебе приходит шесть человек в форме, никто не может работать. Документы все забраны. Я впервые в жизни не поехал на фестиваль в Данию, потому что моих сотрудников по очереди вызывают, и я не могу их бросить одних. Я не поехал на фестиваль в Екатеринбург, где меня ждали. Впервые мои студенты сдавали экзамены без меня, без своего художественного руководителя. Вот как можно доводить до такого состояния?

Если наш театр закроют, у меня такое ощущение, что молодёжь поднимет бунт!

— Если вам всё же удастся провести фестиваль уличных театров в следующем году, каким он будет?

— Я, скорее всего, буду менять концепцию фестиваля. Хочется сменить формат. Возможно, это будет фестиваль искусств под крышей. В 1990-е мы с Владимиром Резицким поехали как-то в Америку, он — на гастроли. Ему сказали, что нужно выступить в супермаркете. Мы сразу представили наши магазины, Володя был возмущён. Но я съездил посмотреть, где ему предлагали выступить, и это была галерея! Две сценические площадки, аппаратура. Сейчас мы подходим к этому: опыт с «Титан ареной» это показал, некоторые артисты сами выбирали торговый центр для выступлений. Поэтому теперь мы будем использовать такие места.

— Фестивалем уличных театров вы ежегодно закрываете сезон. Как прошл этот год?

— Сезон закрыли отлично. Но нас лишили постановочных средств на следующий. В этом году нам обещали шесть миллионов рублей на четыре спектакля, а дали только один. На него мы сделали одну постановку, а ещё одну — на заработанные нами деньги. Культура на самоокупаемости — это всё равно что картошка на самоокучивании. Искать деньги на постановки теперь нужно из привлечённых средств. Это будет уже не госзаказ. Но всем нам необходимо особое госзадание — формирование личности нового типа.

Поддержите Бруснику