«Город построен для машин, а не для людей»

Архангельск глазами норвежки Марианне Валле

Сбежать из Архангельска в столицы за лучшей жизнью — заманчиво. Остаться в городе — труднее. А что значит переехать в российскую провинцию — и не откуда-нибудь, а из столицы Норвегии — самой комфортной для проживания страны по версии ООН? Так поступила Марианне Валле.

— Расскажи о себе. Почему ты выбрала русский язык?

— Мне 27 лет, я родом из Осло. В университете своего родного города я изучала русскую и скандинавскую литературу, языки и переводоведение. Именно русский я выбрала немного случайно. Хотела изучать литературу, но поняла, что если она будет «просто» норвежской или английской, то найти потом работу будет трудно. Я решила, что выучить нужно какой-нибудь более необычный (для Норвегии) язык. Тогда я не знала ни одного русского человека, никогда раньше не бывала в России, а всё, что знала, знала от Достоевского. Долго думала выбрать французский. Но в то самое время, когда нужно было принимать окончательное решение, моя сестра работала над театральной постановкой текстов Даниила Хармса, дала мне почитать. Я влюбилась. Решила, что русский — это для меня.

— Чем ты сейчас занимаешься в Архангельске? Как ты вообще сюда попала?

— Я живу в Архангельске уже полтора года и работаю лектором норвежского языка в САФУ. До этого какое-то время жила в Питере, училась и работала практикантом в норвежском консульстве. Мне очень нравится Питер, но он чересчур похож на каждый большой город — там я в принципе могла бы жить как всегда, ничего не меняя. Мне показалось, что в Архангельске всё-таки есть возможность получить более аутентичный опыт. Здесь я лучше понимаю, как на самом деле живёт в России большинство людей. Ещё это была прекрасная возможность работать по специальности.

Фотография из личного архива Марианне

— Какие ты видишь плюсы в нашем городе?

— Архангельск — относительно старый город со своей историей и культурой, не похожей на культуру других городов, в которых я была. Мне, как норвежке, конечно, особенно интересна историческая связь региона с Норвегией. Мне очень нравится старая деревянная архитектура, красивые двухэтажные дома. Они делают улицы уютными. Советская архитектура также представляет интерес, например, ансамбль площади Ленина. Там есть целостность. Этого и не хватает современной застройке Архангельска. Хорошо, что у вас настоящая зима — в Осло она бывает почти без снега. При этом тёплое лето, белые ночи, много зелени… Только жаль, что меня так сильно любят кусать комары.

Ещё я вижу, что здесь много людей, которые действительно любят свой город, и которые готовы работать и стараться, чтобы он стал как можно лучше. Это, по-моему, главное, причём для каждого города.

— Какие стороны потенциала города, на твой взгляд, ещё не используют?

— Недостаточно делают акцент на уникальных чертах города и области. Козули — это, конечно, хорошо, но я думаю, что вы можете больше… Если пытаться конкурировать с Москвой или Питером, то Архангельск всегда будет проигрывать. Лучше найти то, что отличает город и развивать именно это.

— А что показалось тебе новым, когда ты только приехала в город?

— Меня удивило, что люди так много знают про Норвегию — практически все, кого я встречаю, немного знают норвежский язык, имеют там родственников или знакомых, или сами жили в Норвегии. Может быть, потому, что я с юга, но мне кажется, что здесь гораздо больше людей, которые знают Норвегию, чем тех, которые нет. У моей мамы, кстати, всё ещё трудности с тем, чтобы выговорить слово «Архангельск».

Для меня вообще было много нового и непривычного в России в целом, особенно когда я только начинала тут работать. Сложно сказать что-то конкретно об Архангельске. На самом деле, мой первый визит в Архангельск был ещё в 2014 году, во время Фестиваля уличных театров. Я ездила в гости к подруге, которая отсюда родом. Поэтому я немного знала о городе до переезда.

Фотография из личного архива Марианне

— Чем любишь заниматься в свободное время?

— Летом бегаю, зимой хожу на лыжах (как правильная норвежка). В Норвегии любила ходить в походы, но здесь как-то не понять, куда можно отправиться в поход. Ещё играю на гитаре и вяжу (опять: как правильная норвежка). Только что начала ходить на курсы французского языка.

— Какие ты видишь вызовы для города?

— Город построен для машин, а не для людей — это, наверное, общая проблема для многих российских городов. Я очень люблю гулять и бегать по улице, но кроме Набережной и Чумбаровки делать это негде. Есть Малые Карелы, но туда неудобно добираться.

Вообще, не хватает зелёных и некоммерческих рекреационных зон. Здесь на самых привлекательных участках города строят шоппинг-центры в виде огромных бетонных глыб, которые делают город серым и безликим. Это немного печально. То же самое делали в 90-х в моём родном городе, а потом поняли, как ошибались, и начали поддерживать маленькие, независимые магазины. Зачем вам повторять эти ошибки? Сейчас центр Архангельска становится всё больше и больше похож на пригород какого-то мегаполиса. Когда я сюда переехала, очень долго не могла понять из-за этого, где же на самом деле находится центр города.

— Какие могут быть пути решения этих вызовов, на твой взгляд?

— Важно развивать инфраструктуру, чтобы в городе было приятно и удобно передвигаться. Тогда люди начнут больше использовать городское пространство, и это будет хорошо для всех: и для жителей, и для бизнеса. Совсем не понимаю, почему приоритет дают машинам — они представляют проблему не только с точки зрения экологии и здравоохранения, но и (вместе с торговыми центрами) убивают городскую жизнь. В принципе, город отлично подходит для передвижения на велосипеде (хотя бы с весны до осени), так как он совсем плоский и относительно маленький — если бы были нормальные маршруты, по которым можно эффективно и безопасно ехать. Сейчас выбор такой: ехать по тротуару, что и неудобно, и мешает пешеходам, или на проезжей части, рискуя своей жизнью.

Ещё очень надеюсь, что реставрируют больше старой архитектуры, пока ещё не поздно. Без этого город потеряет важную часть своей идентичности.