Красиво, холодно, жёстко

Один день из службы на Новой Земле

Суровый климат и белые медведи. Арктика — не самое комфортное место, тем более, для службы в армии. Мы попросили Кирилла Манцерова, служившего год по призыву на Новой Земле, рассказать о своей жизни и службе.

Мы ждали отправки к месту службы. На второй день мы стояли уже в форме, и я поинтересовался, куда нас отправляют. Сказали, что на Новую Землю. Наш призыв состоял из 200 человек. До воинской части мы добирались на самолёте. По взлётной полосе шли 25 минут. У меня стёрлись пятки, потому что я плохо завязал берцы. Улетали из Талаг утром: было немного темновато и тепло. Сели в самолёт, взлетели и прилетели в 12 часов дня. На улице мрачная темнота, холодно и ничего непонятно. Нас забрал КамАЗ и всё куда-то вёз. Примерно в три часа дня мы добрались в нашу часть. Первое впечатление — темно и холодно.

После месяца нашей службы прошёл Новый год. Мы договорились между собой и нашими начальниками заранее и сделали себе небольшой праздник: купили сок, пару шоколадок и фрукты. Все это поддержали. Поставили много столов, за которыми сидели юноши с бритой головой в зелёной форме. Посмотрели речь нашего президента. Нас поздравили наши руководители и начальники, и мы легли спать. Такого застолья у меня в жизни ещё никогда не было и, наверное, долгое время не будет. Это было прекрасно.

Если бы мне дали возможность вернуться в прошлое и поменять место службы — я бы не согласился. Служить на Новой Земле интересно, потому что попадаешь в сильные суровые условия. Это связано с погодой и со связью, потому что доступа в интернет почти не было. Во время моей службы стояли достаточно плохие антенны связи, и интернет провисал. Я связывался с родными и близкими только по телефону. Это вызывало тёплые чувства, потому что была разговорная речь, а не, как обычно, печатная в социальных сетях. Потом нас отправили в другой посёлок, в котором была только спутниковая связь. Можно было позвонить домой несколько раз в месяц, и полгода я не имел связи с внешним миром. Смотрел новости по телевизору, который показывал пару каналов.

На Новой Земле можно было встретиться с белым медведем. В посёлке Северном я каждый день видел этих животных, которых по территории ходило около пятнадцати. Нас учили, как надо себя вести в случае встречи с белым медведем. В учебной части выдавали обширные памятки: что стоит делать, а чего не стоит. Стрелять по медведям можно только в крайнем случае: это редкие животные. Для того, чтобы отпугнуть животное, на постах стоят отпугивающие шашки и взрывчатки. Есть дежурные машины, от которых белые медведи убегают. Ещё есть собаки — наши хорошие помощники, которые могут отпугнуть медведя. Они не раз спасали жизнь человеку.

Особую опасность может представлять местный суровый климат. На Новой Земле солнце ниже. Чем ниже солнце, тем оно опаснее. Все полгода службы у меня сильно болели глаза.

Погода там непонятная. Может быть холодно и ясно. Может резко подняться метель и так же резко прекратиться. Очень красивое северное сияние, которое часто бывает. Ещё там полярный день и полярная ночь. Летом солнце не заходит, а зимой не выходит.

Самым тяжёлым на службе для меня был недостаток воздуха. Растения там не приживаются, потому что они сначала замерзают, а потом отмерзают. Поэтому я видел там только карликовые деревья по пояс. Из-за этого было недостаточно кислорода. Это сильно ощущалось при беге. Но так только первое время, потом стало привычнее.

Больше всего на службе меня удивил случай, когда возвращались с наряда на транспорте. Был сильный ветер. Мы различали три стадии холода: первая стадия — до минус тридцати градусов, вторая стадия — от 30 до 35 градусов холода, а третья стадия — ниже -35. На тот момент была третья стадия. Мы приехали, и необходимо было пройти пешком сто метров. Это расстояние мы преодолевали минут двадцать. Мы шли, и нас сносило назад. Мы двигались, но как будто оставались на месте.

Со времён СССР на Новой Земле осталось много загрязнённых территорий. Их очисткой и занимаются военнослужащие. Мы собирали мусор, разбросанный на нашей территории. Очистили очень много. Очистка Арктики — это вообще была наша глобальная задача.