Дарья Орлова: «Север — это моя стихия»

О «Птице Баренц», о дизайнерах и об Архангельске

Дарья Орлова — мурманская художница, которую запомнили в Архангельске после её экспериментального проекта «Тени» на площадке Добролюбовки. Помимо художественных проектов, Дарья работает редактором на портале Murmanout, где выкладывается вся информация о культурной жизни соседнего города.

В начале апреля Дарья вместе со своими коллегами, молодыми и инновативными культурными менеджерами, создаёт фестиваль, который в этом году по праву может назваться одним из самых интересных в культуре Северо-Запада России, а также он может дать много очков вперед отдельным московским мероприятиям. Самоорганизация, объединение, открытость, свежие идеи — то, что отличает фестиваль «Птица Баренц» от остальных.

Я приехала в Мурманск на открытие и расспросила Дашу о фестивале, а также о её впечатлениях от недавнего проекта в Архангельске.

— Расскажи об истории фестиваля «Птица Баренц».

— Сначала этот фестиваль назывался «Дни Северных стран», и он проводился примерно лет семь. Им занимались люди от консульств. То есть, это было достаточно административно. Постепенно закончился человеческий ресурс, и фестивалем некому было заниматься. А Антон Шамшин до этого помогал проводить концерты норвежских музыкантов, делал разные мероприятия малого формата. Поэтому он, совместно с театральным режиссером Женей Гоманом, решил продолжить делать фестиваль. И вокруг них постепенно собралась команда единомышленников: и Наташа Колесник, которая с Женей Гоманом давно работает, и Люда Мизгирёва, и много других людей, неравнодушных к происходящему в городе. Пригласили Надю Башкирцеву; она социальный работник, ее профессия не связана с культурой.

— А как Надя появилась?

— Как и все остальные она подруга Наташи Колесник. Так все и собрались. Первый фестиваль делали на коленке за месяц. Были собрания, мол, что делаем, чуваки? А в этом году появилась ещё Настя Гаврилова — написала несколько грантов для фестиваля. Раньше она жила в Мурманске, а потом переехала в Хельсинки, там вышла замуж — в этом году большая финская часть программы появилась именно благодаря ей.

Дарья и коллектив фестиваля. Фото: Анна Пряхина

— Расскажи про финскую часть программы.

— Приехали отличные музыкальные коллективы — например, «Cleaning Women», а также есть шесть выставок, например прекрасная выставка «Ненастоящие финны» Аино Вяянянен, гда на каждом фото изображен человек и пейзаж. Вчера было открытие. Художница рассказала о каждой своей работе, об историях персонажей (все они мигрировали в Финляндию из разных стран), об ассоциациях человека с природой.

Сампса Индрен, художник — отличный чувак, по-русски говорит даже. У него такие усы. Я ему говорю: «Классные усы!», а он такой: «Да, спасибо, спасибо».

Группа «Колор Долор» — тоже нереальные ребята и отличные музыканты. Приехали в офис, лежат у нас там такие. Я прихожу, а они в офисе. Говорю: «Давайте споём?». Они такие: «Нет, не будем, пока не поедим». Иными словами Настя Гаврилова — герой, поскольку привезла на фестиваль много отличных артистов.

Есть ещё Яакко Блумберг, общественный активист — он придумал такое событие, как Ресторанный день и впервые провёл его в Хельсинки. Он общественный активист, но у него на фестивале проект «Ресторан в секретном месте». Над этим проектом работает целая команда — Яакко, шеф-повар, а ещё дизайнер — такая сумасшедшая девочка по внешнему виду — зеленый пиджак, фиолетовые брови, фиолетовые глаза — настоящий дизайнер.

— А дизайнер что делает в секретном ресторане?

— Оформляет пространство. То есть, берут какое-то необычное неприспособленное для ресторана пространство, и там происходит что-то невообразимое. Где это будет происходить — пока секрет. Человек звонит Наташе Колесник по телефону (он указан на афишах и в «VK») и говорит: «Я хочу на „Ресторан в секретном месте“ попасть». Она говорит: «Хорошо». За день она им звонит и говорит, куда необходимо идти. А сегодня ещё четыре финские хореографши будут танцевать в библиотеке.

— Вокруг книжек буду плясать?

— Они работают с телом, пространством, людьми, взаимодействием. Хотя не знаю, задействуют ли они книжки или нет.

— А кто вообще с букингом работал?

— Финской частью заведовала Настя Гаврилова, остальное было на Антоше Шамшине.

Дарья Орлова и Тимур Мизинов. Фото: Максим Малютин

— А из русских кто есть?

— Есть выставка «Норвегия — земля скалистых фьордов» с великолепными фотографиями. Русские, самое главное, — это артисты, которые будут выступать. Во-первых, это группа «Мегаполис». Во-вторых, это Антон Маскелиаде, в-третьих, СБПЧ. Помимо этих трёх, все остальные — мурманские музыканты. В секретном месте будут выступать, например. Ты даже знаешь этих людей. Вчера на кухне они пили чай (речь идёт об известных мурманских музыкантах Тимуре Мизинове и Екатерине Ефремовой, проекты «Шиш да малина», «Ptica» и другие). У них новая программа. А ещё будет шведское кино. «Отель», «Возвращение к Бергману». Это Наташа Колесник делает, кино — это её тема. Она делает фестиваль и уезжает в Петербург. А до неё уехала Люда Мизгирёва. Следующим будет Антон, наверное, и фестиваль прекратит своё существование (смеётся).

— А что нужно для того, чтобы их удержать?

— Не знаю. Я здесь. Я Мурманск люблю, меня не напрягает погода, природа, наоборот, север — моя стихия. Но ты делаешь этот фестиваль и понимаешь, что никому ничего давно уже не надо. Что людям ничего не надо, ты бьёшься головой об стену, а потом приходят на концерт всего 50 человек. Хотя на самом деле около двухсот гостей приехало.

— Как вы с ними справляетесь?

— У нас же много волонтёров. За них отвечает Надя Башкирцева. Есть ещё Наташа Колесник. Она вообще маньяк: никуда ходить не будет, будет работать 24 часа в сутки. Очень много работает. Есть Паша Плеханов. Пришёл, говорит: «Привет, хочу просто поговорить». Пришёл со своими идеями. Я ему говорю: «Вообще не вопрос, вот тебе пространство, хочешь — делай». И он сделал несколько классных мероприятий, которые мы назвали «Птицы на проводе».

— А ты давно занимаешься культурным менеджментом?

— Я не занимаюсь культурным менеджментом. Я художник. А помимо этого я редактор портала «murmanout.ru», и все культурные события в городе проходят мимо меня. Я знаю, где какой уровень подготовки и кто что делает. Может, поэтому меня и пригласили в команду.

Проект «Тени». Фото: Екатерина Кулакова

— Пару месяцев назад ты была в Архангельске со своим художественным проектом. Расскажи о своих впечатлениях?

— Да, я до сих пор под впечатлением после своей поездки! Архангельск — это гулять по городу с такими персонажами, как Миша Герасимов, который сделал гусли из ступеньки бывшего деревянного дома. (Михаил Герасимов — мастер, выпускник Школы Бурчевского). Архангельск — для меня это когда ты заходишь в бар, а там сидит мужик, который рядом работает дворником, а у него в руках баян. Ты ему говоришь: «Давайте сыграем?», но поначалу он не хочет петь. Он сидел в этом месте со своей миской. А миска как у собачки. Бутылка водки, бутылка пива и бутылка ягуара. «Сейчас, — говорит, — вот это допью и пойду чистить тротуар». Выпил рюмашку и такой: «Ну давай, спою». Его вообще было не остановить, и он пел отличные песни про море и про любовь.

Архангельск для меня — это люди с гуслями, баянами, плетеными корзинками, сарафанами.

Театр Панова — крутейшее место. Я была там на спектакле — была какая-то рождественская история. Там весёлые актеры, которые вдруг начинают тебе песни петь. Один из актёров пришёл в гости и пел мне песню Гребенщикова: «Дарья, Дарья, в этом городе что-то горит…».

На спектакль пришло много гостей. Было лишь одно свободное место, куда меня посадили. Говорит же о чем-то, когда такой ажиотаж.

Миша Герасимов надарил множество подарков. Он может лапти из бересты за 5 минут сплести. В этом городе вообще каждый может взять и сплести что-то из ничего. В июне я возвращаюсь — меня позвали сделать проект у вас на Фестивале уличных театров. Здорово будет опять приехать.