«Я больше живу моментом»

Макс Пушкин о том, как профессия становится хобби

Важной культурной составляющей любого города, в том числе и нашего, является клубная жизнь. C Максимом Пушкиным — одним из лучших диджеев, организаторов и арт-директоров Архангельска, мы поговорили о том, чем живёт наш город ночью.

— Итак, когда Вы впервые оказались в роли диджея?

— Я открыл для себя это занятие случайно, обучаясь на третьем курсе. На тот момент я был членом студенческого совета ПГУ, и меня попросили просто подготовить музыку к мероприятию для активистов вуза. Вечеринка проходила в Доме офицеров — там тогда был бар «Торнадо». Я принёс туда флэшки с музыкой, которые мне доверили, подошёл к диджею бара и сказал: «Ну вот, собственно, нам это сегодня нужно поставить — под это будем танцевать». Он ответил: «Так, ну это первый канал, вот второй канал, сюда втыкай флэшку и играй, как хочешь, сам». То есть именно так, волей-неволей, я отыграл свой первый сет — только по стечению обстоятельств. А дальше уже пошло-поехало: клубы, вечеринки. Вообще я начинал как ведущий больше, как МС, и вливался во всю эту диджейскую историю постепенно.

— Но по образованию Вы учитель французского языка. Работаете по своей специальности?

— Нет, на самом деле, в общей сложности я отработал по ней всего пару месяцев. После прохождения практики в шестой гимназии меня несколько раз звали учителем на замену, поэтому педагогический опыт у меня есть — хоть и весьма сомнительный.

— А в детстве кем мечтали стать?

— Честно говоря, в детстве мечтал стать хореографом. Я 15 лет занимался хореографией в ансамбле «Дружба» и вплоть до 9 класса был уверен, что пойду по этому пути. Но потом меня всё-таки «увели» иностранные языки, и сложилось так, что я поступил в ПГУ и начал заниматься лингвистикой и педагогикой.

— Расскажите о Вашем блоге «PUSHKINGPROMO».

— Этот блог веду не только я. На сегодняшний день проект «PUSHKINGPROMO» представляют три человека: я, мой коллега Максим Йорк и Денис Качанов. Мы освещаем самые интересные, на наш взгляд, события в городе. В основном они касаются ночной жизни — это вечеринки, проекты наших друзей. Занимаемся также организацией концертов и различных мероприятий.

Фото: Кристина Пяткова

— Что Вам больше всего нравится в Вашей сегодняшней деятельности?

— Моё дело мне нравится потому, что это хобби, за которое я получаю деньги. Я независим от графиков, не ограничен никакими рамками — я занимаюсь отдельными проектами. И я люблю взваливать на себя какие-то «неподъёмные» дела, целиком отдаваться работе, которая доставляет мне удовольствие.

— Несмотря на то удовольствие, которое Вы получаете, есть ли минусы у работы диджеем?

— Есть, сегодня, например, не выспался (смеётся). Это и есть один из минусов — ненормированный режим. Мне 26 лет, и мои биоритмы, мне кажется, сбиты с концами. Тяжело, когда ты все выходные напролёт проводишь в клубе или просто стоишь за пультом, а в понедельник нужно вставать в девять утра и заниматься текущей работой — ведь от неё никуда не деться.

— По Вашему мнению, есть ли творчество в работе диджеем?

— Я считаю, что диджей — это процентов на семьдесят артист, и только на тридцать музыкант. То есть я рассматриваю диджейство с точки зрения артистизма и подачи материала, это очень важно. Есть же много диджеев, которые действительно просто ставят музыку для аудитории. Когда ко мне обращаются новенькие ребята, которые хотят научиться играть, у меня примерно следующая реакция. Я спрашиваю: «А что играть хотите?». И в девяноста процентах случаев слышу: «Что скажете — то и буду играть». А зачем мне это нужно? Если я захочу сыграть что-то — сделаю это сам. А диджей, прежде всего, должен уметь подать себя и свой уникальный музыкальный материал.

— К вопросу о начинающих диджеях. Что должно быть у человека, чтобы он не стал тем, кто просто включает и выключает музыку?

— Желание. Желание и понимание этой профессии, скажем так. Хоть я и не причисляю диджейство к профессии — скорее это хобби. Во-вторых, должен быть музыкальный вкус — без него никуда. Ну и в-третьих, навыки работы с людьми и на сцене. Очень многие этим не обладают. Они просто стоят за пультом и не совсем осознают, что находятся они на сцене. А на мой взгляд, любой, кто попадает на сцену, автоматически становится артистом. Диджейское оборудование — пульты и прочее, в свою очередь, очень закрывают человека — создают ему некую зону комфорта, зону отчуждения от людей. И я желаю начинающим диджеям всё-таки преодолеть этот барьер. Каждый диджей должен понимать публику и держать с ней контакт. И не только посредством удачно выбранной песни, которая сейчас звучит из каждой колонки, но и с помощью необычной подачи, собственных коммуникативных навыков.

Фото: Артур Ильчишин / M33

— Вы работаете с музыкой, которая нравится прежде всего зрителю. А какая музыка нравится Вам?

— Моя музыкальная история довольно запутана: в школе я начинал слушать хип-хоп, потом кто-то сунул мне кассету Виктора Цоя — стал слушать рок, позже узнал про альтернативную музыку. Моё музыкальное становление происходило урывками, я собирал интересную музыку отовсюду. Сначала просто слушал музыку, а потом появилась возможность её отыграть, причём на достаточно узкоформатных вечеринках, для «своих». Этот смешанный стиль я пропагандирую до сих пор в своих сетах. Будь то электронная музыка, хип-хоп, хаус, рок — она не имеет границ. Посему я стараюсь лавировать между стилями, отовсюду брать что-то интересное.

— А почему остались в Архангельске, не уехали? Многие сейчас так делают.

— А я уезжал (улыбается). После университета я жил в Петербурге восемь месяцев, а потом мне предложили работу в Архангельске. Я понимаю, с чем связан подобный отток населения — сам прошёл через этот этап, когда люди просто уезжают, например, в Питер. А ради чего? Ради Питера. Не имея чётких планов, готовых работодателей, которые ждут их там с распростёртыми объятиями, они едут и думают, что «там» им будет лучше просто потому, что это «там», а не здесь. Но ведь в Архангельске действительно есть интересная работа, интересные личности, события. Есть перспектива. Всё зависит от человека, на мой взгляд.

— За что Вы больше всего любите наш город?

— Мне «местечковость» нравится эта Архангельская, если честно. Мне нравится, что здесь всё под рукой и как-то очень тесно переплетено. Мне нравится количество знакомых людей, связей. Имея их, любой проект может вытечь из другого. Например, занимаясь промо-деятельностью, диджейскими вещами, концертами, вечеринками, мы взяли и переориентировали наш профиль на производство одежды, допустим.

— На Ваш взгляд, можно ли назвать Архангельск культурным городом?

— Да, даже не задумываясь — очень часто вижу здесь инициативных людей, новые проекты. И говорю я сейчас не только о клубной индустрии: стоит лишь взглянуть на деятельность наших художников, сотрудников музеев, журналистов. Всё это одна большая культурная коалиция. Побывав во многих городах России, я подобного не увидел, но здесь, я знаю точно, есть серьёзный пласт людей, которые занимаются культурой города, которые радеют за неё. И это не сухая коммерция, как многие могут подумать — больше здесь идёт именно от души. Даже мы сами решили немного отойти от клубной составляющей, и делать что-то более традиционное, потому что считаем, что это очень важно.

Фото: Артур Ильчишин / M33

— А клубы относятся к культуре?

— Клубная культура, как термин, немного ушла в наше время на задний план. Раньше она действительно была и строилась прежде всего на музыке. Теперь есть, если и не всемирная, то всероссийская тенденция точно: из клубов культура уxодит. Но я, честно говоря, верю, что всё это циклично, и настанет момент, когда будет достигнута точка «невозврата»: люди уже не смогут xодить в клубы, не слушая xорошую музыку. Начнётся новый культурный виток. Поэтому я причисляю клубы к культуре, так или иначе. Здесь всё зависит от людей. Кто-то приxодит в клуб напиваться, а кто-то — за общением, впечатлениями, музыкой — и это тоже своего рода культура.

— И последнее: чем планируете заниматься в дальнейшем?

— Всё, что я делаю в текущий момент, касается клуба «М33», арт-директором которого я являюсь, бренда «Доска Треска» (являюсь его соучредителем) и бара «Студия 17», который скоро откроется. На сегодняшний день я больше живу моментом, в развитии этиx трёx направлений.