«Абсолютный» корабль Петра Великого

Страница архангельской истории, которую мы пролистнули

В Архангельске, первом морском порте России, сыгравшем важную роль в создании национального флота, Пётр I бывал трижды. С двумя из этих поездок царя связана таинственная история яхты «The Transport Royal». Её секреты исследовала Ирина Фокина.

На глубине десяти метров, в одном из самых штормовых мест мутных вод у берегов шведского города Гетеборга уже триста лет и два года лежит судно. Фрагменты его разбросаны по дну. Корпус его сильно разбит. Киль и части бортов его погребены в песок. Но корабельные черви не смогли докончить дело штормов — не уничтожили его древесину. Фальшборт его до сих пор скрепляют английские и русские гвозди, а печи, которым больше не суждено давать тепло, сложены из архангельских кирпичей.

Остров Марчтранд, Швеция

Великому кораблю — великого хозяина

В 1697 году русский царь Пётр I отправился в дипломатическое путешествие по Западной Европе, которое назвали Великим посольством. Российский государь хотел установить дружеские отношения с европейскими странами, заручиться их поддержкой в предстоящей войне со Швецией (той самой Северной войне), пригласить на русскую службу иностранных специалистов. Но занимался царь не только дипломатией. Он вникал в причуды европейского быта, посещал мануфактуры, военные и торговые суда, учился корабельному делу.

Особенно Петра тянуло в Голландию, ведь с этим государством у России уже давно были тесные связи. Первыми учителями царя в корабельном деле были голландцы Тиммерман и Корт. Голландские плотники строили на воронежских верфях корабли для взятия Азова. В Архангельске постоянно была слышна нидерландская речь заморских купцов.

В Амстердаме в ноябре 1697 года царь впервые услышал об изящном корабле «The Transport Royal», недавно возведённом в судостроительном доке Гринвича в Англии. Нужно было его заполучить.

Пётр послал в Лондон с секретной миссией доверенного человека − майора Преображенского полка Адама Вейде. Царский наказ предписывал «сметливому» разведчику: «Ехати…из Амстердама в английскую землю… приватным обычаем». Агенту царя нужно вручить депешу адмиралу Перегрину Кармартену, проектировщику яхты «The Transport Royal».

Прибыв в Лондон, Вейде был поражён масштабом и технологичностью английского судового дела. В результате своего «промышленного шпионажа» он написал Петру:

В том же месте, где фрегат… делают и иных многих кораблей и всяких судов… во всём чище и статнее голландцев… да смотрел… цейхауз, доношу что другого такого нарядного и богатого во всех немецких краях не видывал, пушек и всякого воинского ружья всегда здесь опричь расходов на 100 000 в запас готово, такожде и иных добрых вещей…
Адам Вейде, майор Преображенского полка

Пришёл, увидел и уплыл

В январе 1698 года Пётр I получил приглашение от английского короля Вильгельма III Оранского посетить островную Европу. Глава Британии пообещал монарху, что яхта «The Transport Royal» достанется ему как дипломатический подарок от «туманного Альбиона». Но прибыв туда, царь не сразу увидел свой фрегат-мечту. Сначала он познакомился с его проектировщиком Кармартеном. С молодым интеллектуалом Петра сблизила любовь к брэнди и кораблям. Их часто видели вместе в таверне на улице Грэйт Тауэр, позже переименованной в честь русского монарха в King’s Road Street.

11 марта 1698 года Пётр взошёл на палубу фрегата, который он уже мог назвать своим. Царь сразу же встал к штурвалу и вывел судно на Темзу. Той же весной он решил покинуть королевство.

Если бы я не был царём, то желал бы быть адмиралом великобританским
Пётр I

На полюбившемся фрегате он начал путь обратно в Россию, завершая свою дипломатическую миссию в Западной Европе.

Нажмите на точки на карте, чтобы узнать больше

Философский пароход наоборот

Конечным пунктом поездки из Англии в Россию стал порт на Северной Двине. Туда Пётр I прибыл не один, а с целой флотилией кораблей, на которых он привёз в страну самых разных мастеров.

…июня в 9 день пришёл с моря к Архангельскому городу из английской земли его В.Г. [величества государя] корабль. <...> …а на том корабле капитан Вильям Рипли, поручик Ян Косен, служилых и начальных людей разного чина иноземцев 110 человек.
Голландский баллистик Франц Тиммерман

На борту яхты «The Transport Royal» в Россию попал шотландский математик Генри Фарварсон, который учредил первую в нашей стране школу математических, навигационных и астрономических наук в Москве, а позже Морскую Академию в Петербурге. На «Королевском Транспорте» прибыл и родоначальник русского офорта известный голландский гравёр Адриан Шхонебек.



В поморской столице любимица-яхта Петра перешла под управление комиссара Приказа адмиралтейских дел, исполняющего обязанности экипажмейстера Соломбальской судостроительной верфи, Эверта Избранта. Яхта стала живым макетом строившихся тогда судов «Сошествия Святого Духа» и «Скорый гонец». 24 мая 1702 года Пётр I лично участвовал в спуске их на воду.

С этого момента началась подготовка тайного похода русской армии в шведский тыл, к стратегической линии Ладога-Нева-Балтика. План продумал сам русский царь. Добравшись по воде до Вардегорского мыса на берегу Белого моря, флотилия должна была встать на легендарный волок, который в летописях получил имя «Осударева дорога» − сухопутная трасса для военных судов длиной 260 километров, проложенная от Нюхчи к Повенцу на Онежском озере.

Военную операцию по переброске русской армии на земли Швеции возглавил сам Пётр I. На пути к Нюхче он стоял за штурвалом своей яхты «The Transport Royal», но в волоке по «Осударевой дороге» фрегат не участвовал, а отправился обратно в Архангельск, где окончательно вошёл в состав Беломорской флотилии.

Нажмите на точки на карте, чтобы узнать больше

[Царь] неожиданно повелел на корабли торгового флота погрузить войска и отплыл из Архангельска по Белому морю к шведским берегам, там, где Лапландия, и в том месте приказал войска выгрузить на землю.
Венский дипломат Леопольд I

Роковое скандинавское кольцо

Пришвартованный у Соломбальской судоверфи, царский фрегат содержался в отличном состоянии. Поэтому спустя десятилетие Пётр I снова решил проверить его на прочность. В 1715 году он приказал отправить яхту «The Transport Royal» вместе с недавно построенными военными судами «Михаил», «Гавриил», «Уриил», «Салафаил», «Варахаил» и «Ягудиил» по маршруту «скандинавского кольца». Любимице монарха предстояло совершить рейс 1698 года, только в обратную сторону, чтобы в итоге встать на рейд Адмиралтейства в Петербурге.

Но северную экспедицию ждала драматическая судьба.

2 октября с борта «Салафаила» его капитан Витус Беринг передал послание русскому послу в Дании Василию Долгорукому:

…за великою погодою и за дождём на море… с командором г. Синявиным в разлучении стали, и по прошествии 4-х дней виделись с кораблём капитан поручика Бенса… именуемым Архангел Варахаил, такоже за великою погодою с оным капитаном поручиком разлучились же.
Витус Беринг

Именно Беринг оказался последним, кто видел в проливе недалеко от Балтийского моря царский «Транспорт» на плаву.

Потери похода оказались грандиозными. Любимая яхта государя разбилась у шведского острова Марстранд, недалеко от современного города Гетеборг. Шведские военные взяли «под караул» команду судна и заточили её в Марстранской цитадели. Все двадцать моряков погибли в подземелье тюремного замка.

Пётр I: «Небываемое бывает»

Воды, омывающие остров Марстранд, хранят под своим покровом много тайн. Веками они убаюкивали на своих волнах военные и торговые корабли и становились их последним прибежищем. Сегодня, похороненные у западного побережья Швеции, эти суда вновь кому-то нужны.

С 1998 года археологи исследовали морскую акваторию Марстранда в поисках останков затонувших кораблей. Они обнаружили множество артефактов, включая остовы средневековых судов, которые можно назвать ровесниками «Королевского Транспорта». Учёные не теряли надежды найти и саму яхту русского царя.

Как сообщили федеральные и местные СМИ, затонувшую 27 сентября 1715 года по старому стилю (8 октября — по новому) яхту отыскали 27 сентября 2015-го. Интернациональная команда морских исследователей под руководством российского ученого Алексея Михайлова потратила на поиск «The Transport Royal» три года и наткнулась на желанный фрегат во время последнего за сезон погружения.

Фрагменты царской яхты вновь стали достоянием человеческой культуры, но они всё ещё разбросаны по морскому дну. История сыграла с русским судном шутку: участвовавшее в петровском походе на Швецию, оно теперь принадлежит этой стране. России нужно заполучить его вновь, как когда-то это сделал Пётр I.

По словам магистра международного морского права, доцента кафедры международного права и сравнительного правоведения Высшей школы экономики, управления и права Северного Арктического федерального университета Максима Задорина, именно Швеция решит судьбу яхты Петра I «The Transport Royal», даже если Россия официально заявит о своей заинтересованности поднять судно со дна и перевести на свою территорию.


Справка

Швеция и Россия — государства-участники Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Согласно этому документу, прибрежные воды этих стран находятся под их юрисдикцией и подчиняются их внутренним законам. Если затонувшее во внутренней акватории судно − исторический объект, обладающий культурной ценностью, то государство обязано охранять его и сотрудничать с другими странами для этой цели.

Порядок взаимодействия государств по сохранению и охране подводного культурного наследия определён в одноименной Конвенции ЮНЕСКО 2001 года. Ни Россия, ни Швеция не являются участниками этого международного договора, хотя он бы значительно упростил их сотрудничество по вопросу подъёма судна с морского дна.

3 марта 2010 года Правительство Российской Федерации заключило Соглашение с Правительством Королевства Швеция о сотрудничестве в области культуры и искусства. Этот документ даёт возможность устанавливать прямые связи и заключать договоры между компетентными ведомствами и организациями этих стран.


По сценарию, предложенному Максимом Задориным, для того, чтобы яхта «The Transport Royal» вновь вернулась в Россию, министр культуры РФ должен обратиться в государственный орган Швеции, рассматривающий вопросы сохранения подводного культурного наследия, и заявить о необходимости поднять судно со дна. Далее последуют переговоры и поиск приемлемого для обоих сторон решения, результатом которого станет международный договор. Или не станет. Ведь министерство культуры России может и не обратиться к шведским властям. А шведские власти могут не пойти на переговоры.

Я не я, и яхта — не Петра

Учёный Михаил Данков, первым изучивший историю фрегата «The Transport Royal», назвал новости о том, что судно отыскали, фейком:

Это мягко говоря неправда, а «бодяга» поднята лишь в пропагандистском и непрофессиональном смысле. Никаких останков легендарной яхты найдено не было. О газетной шумихе 2015 года говорить просто неприлично. Ни мне, ни питерскому ведущему морскому археологу страны Петру Сорокину, работающему в Институте истории материальной культуры РАН, ни вообще научной общественности не известен ни один артефакт, якобы поднятый чёрными археологами якобы с английской яхты «The Transport Royal». Это примитивный блеф, граничащий с уголовщиной.

Михаил Данков, научный сотрудник Национального музея Республики Карелия

Чем бы ни оказалась находка археологов — яхтой Петра I или какой-то совсем другой, морским исследователям предстоит ещё очень много работы по её изучению. Нужно провести обследование и изучение судна: составить план участка, где залегают его останки, детально зафиксировать положение его отдельных частей, обмерить их и так далее. По оценкам специалистов, это может занять не один год.

Независимо от того, окажется ли найденный артефакт яхтой «The Transport Royal» или нет, есть шанс, что Россия обратит внимание на интереснейшую историю этого судна и поймёт её важность, а архангелогородцы, так гордящиеся всем, что связано с Петром Великим, наконец узнают страницу собственной истории, которую они забыли прочитать.

А пока на глубине десяти метров, в одном из самых штормовых мест мутных вод у берегов шведского города Гетеборга уже триста лет и два года лежит судно…


Материал подготовлен на основе статьи научного сотрудника Национального музея Республики Карелия М. Ю. Данкова «Феномен яхты „Transport Royal“» и информации из открытых источников.
Благодарим за иллюстрации Александра Костина