«Так и в тепле будешь, и весь мир посмотришь»

О прозе жизни моряка, творчестве и бескрайних океанских просторах

Если попытаться найти исторический эквивалент Димы Котлова, нашего сегодняшнего героя, то это, без преувеличения, будет Мартин Иден — персонаж романа Джека Лондона. Дима — человек, связавший свою жизнь с морем. У него всегда припасены необычные истории из далёких плаваний, а в голове роятся десятки ненаписанных стихотворений. Разговорившись с ним по душам, невольно уплываешь в мыслях к берегам какой-нибудь неизведанной страны, знакомой большинству из нас лишь по географическим атласам. Итак, знакомьтесь: Unloved Wasted. Именно за таким псевдонимом скрывается широкая морская душа.

Как давно ты начал писать стихотворения? Что подтолкнуло к созданию сборника?

— В 2013 году, пока был в море, я посмотрел документальный фильм про Джима Моррисона, и меня очень вдохновило его творчество. Особенно зацепило стихотворение, которое впоследствии легло на музыку и стало песней группы The Doors — «Queen of the Highway». Вот и сам решил попробовать написать что-нибудь. Так родился «Гость» — он венчает мой сборник. После него так ничего и не написал. Спустя год это стихотворение прочитала моя знакомая и, спросив, не писал ли я ещё, велела пробовать себя и продолжать начатое. Так периодически и стал писать, когда какая-нибудь эмоция появлялась, которой до этого не было. Естественно, я не ставил перед собой цели создать сборник — такого вообще не было, я просто сочинял для себя. Однако в моей жизни стали появляться люди, которые меня подталкивали; говорили, что дело того стоит. У меня до сих пор есть сборник-черновик, куда я всё записываю. Раньше это был целый ритуал: я выводил первую букву в готическом стиле, дальше всё писал ровным почерком — старался. Потом это в себе переборол (смеётся). Когда стихотворений накопилось достаточно, я решил всё-таки выпустить сборник. Нашёл в Архангельске агентство, где приняли весь мой «репертуар» и выслушали идеи по поводу оформления, помогли создать наиболее интересный вариант.

— Аесть любимые авторы, на которых хочется равняться?

— Мне нравится Артюр Рембо. Коварная у него фамилия — никак не связывается с поэзией или с чем-то сентиментальным. Моё любимое стихотворение — «В 17 лет серьёзность не к лицу». Он, конечно, не единственный любимый поэт, но, по сравнению с другими, не представляется «затёртым до дыр», как Сергей Есенин, например.

— Как родился столь безрадостный псевдоним «Unloved Wasted» (с англ. «нелюбимый, потерянный впустую»)? Есть ли ему эквивалент в русском языке?

— Русского варианта не получилось подобрать — как-то сразу английская версия псевдонима родилась. Из названия, думаю, и так понятно, как он появился (смеётся). Когда два человека долго не говорят о своих чувствах друг к другу, то связь между ними проявляется слишком поздно, и они уже не готовы к отношениям, то есть момент упущен — wasted.

— Многие твои стихотворенияпосвящены морю. Расскажи, как ты к этому пришёл?

— У меня это наследственное, что ли. Дед работал моряком, он был очень хорошим механиком, отличным дизелистом. И мой отец — тоже моряк, он радистом работает в той же части, где работал дед. Папа как-то взял меня на Соловки, хоть и трудно было этого добиться, но, всё-таки, получилось. И вот тогда я первый раз прочувствовал море и меня, буквально, захлестнуло. А дед как-то подарил мне книжку «Судовой механик» со словами: «Хочешь быть моряком — иди на механика, так всегда будешь в тепле, заодно и мир повидаешь». В восьмом классе я точно решил, что пойду учиться в «Ворону» (мореходное училище им. В. И. Воронина в Архангельске — ред.) и стану моряком, как мои дед и отец. В своём первом плавании я сполна ощутил, что такое морская болезнь. Тогда я проклинал всё, был готов списаться в ближайшем порту и за свой счёт улететь домой, решив, что море — это не моё. Но, благодаря людям, которые там работали и помогли советом, я переборол морскую болезнь и теперь мне всё по плечу в море — никакой качки больше не боюсь.

— Сколько лет тебе было вовремя первого серьёзного плавания? Куда вы держали свой курс?

— Тогда мне было 18 лет. Я был в полной растерянности: все бегают по судну, собирают вещи, я никого не знаю, а от количества полученной информации голова просто лопается. Свой же курс мы держали на Плимут — очень красивый город-порт в Англии. Это была моя первая поездка за границу — мы гуляли, любовались красотой и пытались поверить в то, что всё это действительно существует прямо здесь и сейчас.

Первое плавание

—Может, поделишься парой морских притч?

— Мы шли через Магелланов пролив, и там было безумно красиво и спокойно. К нам приехал лоцман: помогал вести судно, чтобы не сесть на мель. Магелланов пролив стал для меня чем-то поистине значимым: это место находится очень далеко от нас, от Архангельска, от дома. Сначала, к тому же, мы пересекли два государства — зашли в Чили, а вышли из Аргентины. Раньше, когда судоходство не было развито, многие корабли, проходя через этот пролив, не могли войти в крутой поворот и терпели трагические крушения. Сейчас же на этом повороте стоит статуя Девы Марии, которая молится за моряков. Существует притча, что морякам, прошедшим через Магелланов пролив, можно класть ноги на стол. То есть, по морскому кодексу, я имею полное право сейчас так сделать (смеётся). А те моряки, которые проходят проливом Дрейка, прокалывают ухо и вставляют медную серьгу в доказательство своего подвига. В барах на территориях, принадлежащих британской короне, бармены, видя медную серьгу, обязаны налить моряку первую стопку бесплатно.

— Какой совет ты можешь дать молодым людям, которые собираются стать моряками?

— Не ходите в море! Море вас погубит. Оно принимает не всех. А кроме шуток, самое трудное для новичка — устроиться на хорошую работу. Компании зачастую пытаются обмануть человека, используя его как дешёвую рабочую силу и не предоставляя при этом никакой должности. Так что мой совет — не нужно брезговать русскими компаниями, а только потом, с приобретённым опытом, устраиваться в иностранные.

—Посетив столько живописных мест и имея возможность переехать в любое из них, тыкаждый раз всё равно возвращаешься на малую родину. Значит, держит здесь что-тодорогое сердцу?

— Просто билеты домой покупают именно в этот город, не знаю почему. Всё время в Архангельск, даже не на Алтай, для разнообразия (смеётся). Конечно, иногда бывают мысли бросить всё и переехать, особенно, когда видишь, что где-то жизнь и правда лучше, спокойней. Но я искренне верю, что многие люди переезжают в другие города, чтобы мечтать вернуться обратно.

Далёкий Кот-д'Ивуар

— Ну и последний вопрос. Какие у тебя планы на будущее, собираешься ли печататься ещё?

— Сейчас всё, что я написал, — это всего лишь два стихотворения. Опять-таки, пусть всё это копится, потом уже будет видно: напишется достаточное количество стихотворений — конечно, выпущу ещё один сборник. А так, сейчас я работаю ещё и над книгой, но пока зашёл в тупик, так как в море, всё-таки, пишется лучше. В городе вдохновение застаёт не так часто. Во-первых, потому что в море нет интернета. Во-вторых, появляется столько свободного времени, что пытаешься занять себя всем на свете: повесить гамак, сделать нож с рукояткой из новозеландского дерева, писать стихотворения, наконец…

С одобрения автора, хотим поделиться одним из его стихотворений (авторская пунктуация сохранена)

***
Ты в городе большом живёшь,
Но жизнь твоя так коротка.
Так сложно жизнь устроить здесь,
Так просто потерять себя.
А ты, наверное, готов
Всю жизнь прошедшую забыть,
Надеть оковы на себя
И просто по теченью плыть.
Но звук оков тебе не мил,
А жизнь твоя так коротка.
Так почему же ты забыл
Края родные для тебя?