«Такую музыку кроме нас не играет никто»

«ПреКрасный Город» о становлении группы, процессе организации музыкальных гастролей и иностранных языках

В основе группы лежит дуэт Алексея Питалова и Михаила Звягина. Позже, со временем, из дуэта вырос целый ансамбль, в котором теперь принимают участие шесть музыкантов. Музыкальный коллектив вершит невообразимое — у них серьёзная, действительно стоящая музыка. «ПреКрасный Город» играет не только свой, авторский репертуар: группа исполняет музыку на 14 языках мира: от песен на русском до композиций на неаполитанском наречии. «Брусника» встретилась с музыкантами на их последней, генеральной репетиции перед концертом в «Колесе».

Музыканты без лишних слов сами решили рассказать о себе.

Олег: Мы знакомы с Алексеем лет 20 уже, наверное. Начинали с ним играть в Лос-Хулиганос.

Алексей: Шестнадцать!

Олег: Алексей сам сделал свой проект, его музыка на сто процентов авторская. Действительно классная, на мой взгляд, и весьма сложная. Вокалистка нашего коллектива — его любимая жена, которая имеет свой проект, «Кляксу». Нас почему-то часто путают с её проектом, поэтому хочется отметить, что мы всё жё другой коллектив, создателем которого является непосредственно Алексей.

Алексей: История группы у нас действительно обширная. Вообще, мы начинали с дуэта: Звягин и Питалов. Этим дуэтом ещё в студенческие годы мы делали музыку, ездили на различные российские конкурсы, а потом, потихонечку, в наш проект начали «вливаться» новые люди: Олег Кузнецов, Александр Богданов, Илья Ершов, Анна Акимова. Таким составом мы просуществовали уже лет восемь-девять. На протяжении жизни группы мы участвуем в фестивалях, пытаемся ездить на гастроли, выступаем здесь, в Архангельске.

— Когда вы выбирали города, в которые поедете, вы уже знали, что там есть люди, которые знают вас?

Алексей: Нет. Мы обычно просто договариваемся: отсылаем свои материалы, и дальше всё на усмотрении клуба: понравится наш репертуар им или нет. Если всё срастается по условиям, мы едем на гастроли к ним. Ставим дату: уезжаем и играем.

— Куда вы обычно ездите на гастроли?

Алексей: У нас был тур небольшой в октябре. Ездили мы в Москву, в Тверь, в Вологду, в Сергиев Посад, в Петербурге выступали, в Петрозаводске.

— Вы играете и свои композиции, и музыку других авторов. А чего у вас всё-таки больше?

Алексей: В концертной программе делаем пополам. То есть, половина программы авторской музыки и половина аранжирована: известные и не очень известные композиции других авторов.

Фото: Артём Зайцев / ВК

— Как так вообще получилось, что вы «слились» в один коллектив?

Алексей: А как это обычно получается? Допустим, у создателя группы есть материал, который хочется поиграть. Тогда он начинает искать единомышленников. И, грубо говоря, те, кто ему подходит, начинают с ним играть.

Олег: Есть какой-то проект, создатель выбирает себе музыкантов. Ищет, думает, подходит тот или иной или нет, смотрит, как человек вообще умеет играть. Потом берётся человеческий фактор. То есть, если я его ненавижу, то я не буду с ним играть никогда в жизни. Ну и начинаете играть. Месяц, два, три… Если сложился коллектив, то он живёт; если нет — разбегается.

— А как вы познакомились?

Алексей: Познакомились все здесь.

Олег: Сначала часто пересекались в перерывах между работой. А потом предложили друг другу, мол, давай создадим группу?

Алексей: Я учился, когда Олег Николаевич уже преподавал. Так мы и познакомились — вместе играли на государственных экзаменах. С Ильёй Ершовым тоже здесь, в колледже.

— У вас все участники группы связаны с Архангельским музыкальным колледжем?

Алексей: Все выпускники колледжа, кто-то теперь работает в нём. Ну да, получается, что все связаны училищем, все отсюда.

Олег: Среди коллектива «ПреКрасного Города» у нас четыре педагога музыкального колледжа и два совместителя.

— К каким коллективам Архангельска вы хорошо относитесь?

Алексей: У Ильи мама — Любовь Андреевна — высказала вообще гениальную вещь: «Музыканты всякие нужны».

Олег: Если есть коллективы — да ради Бога, пускай они играют. Я своим студентам обычно говорю: «Мальчики, сходите на этот концерт, послушайте, как нельзя играть». А иногда: «Сходите на такой-то концерт и послушайте, как надо играть».

Алексей: У каждого ведь какие-то свои пристрастия.

— А какие пристрастия у вас?

Олег: Я люблю камерный оркестр Онуфриева.

(В кабинет входит Михаил Звягин, присоединяется к нашему разговору).

Алексей: Михаил, к каким музыкальным коллективам ты относишься хорошо?

Михаил: К хорошим. Ну как, к тем, которые играют хорошую музыку.

— А какие группы вообще играют хорошую музыку?

Михаил: Довольно много коллективов, которые играют хорошую музыку. ПреКрасный Город, например (улыбается).

— А как вообще началась ваша любовь к музыке?

Алексей: Меня мама отвела в музыкальную школу.

Илья (смеётся): Насильно!

— И решение её было правильным?

Алексей: Видимо, да.

Олег: Время доказало, что это было правильно.

Алексей: Илья, а как началась твоя любовь к музыке?

Илья: Любовь Андреевна привела меня в музыкальную школу. Так и началась моя любовь.

Олег: А я вот сам пошёл: жалею до сих пор. Я занимался хоккеем и музыкой параллельно. Хоккей впоследствии пришлось оставить, а вот если бы не бросил его, то жил бы сейчас, наверное, в Канаде, играл за Монреаль, был бы беззубый, зато миллионер. А сейчас с зубами и… музыкант. В общем, к музыке нас всех привели родители.

Михаил: Музыка нас связала. Я вот на заводе работал, после того как окончил музыкальный колледж. Почему-то подумал, что не моё это. А потом встретился мне Алексей, предложил мне взяться за бас-гитару, поиграть в группе. Вот, собственно говоря, и затянуло. Вернулся в колледж, присоединился к группе.

(В кабинет входит Анна Акимова и тоже присоединяется к разговору).

Олег: Анна — это вообще муза Алексея. Не будь её, я думаю, не было бы никаких песен, не было бы нормальной и симпатичной жены.

Анна (смеётся): Я не поняла, что первое: песни или жена?

Олег: На самом деле, у Алексея много песен, посвящённых его жене, детям.

— Расскажите, каково это — ездить на гастроли?

Анна: Компания музыкантов, собирающаяся на гастроли — это целый мир. Кем нам только не приходится быть! И водителями, и поварами. Однажды мне даже пришлось быть медсестрой.

— Приносит ли какие-то деньги ваша творческая деятельность?

Анна: Если говорить о гастролях, то они пока не приносят стабильного дохода. Хотя теперь мы даже в плюс небольшой выходим.

— То есть, сначала вы ездили себе в убыток?

Анна: Да. Пока ты не известен публике какого-то города, мало людей будут приходить на концерты. Клубы перестраховываются, неизвестных музыкантов не берут. Не так-то просто ещё уговорить их, чтобы выступить где-то, тем более за какой-то гарантированный гонорар. Это скорее исключение — какой-то процент с продажи билетов. Иногда приходят два человека, ну и получаешь ещё с этого в лучшем случае пятьдесят процентов.

Олег: Музыкант не имеет права сидеть дома и вариться в своей каше. Ему всё-таки нужно развиваться дальше. Выезжать надо, заниматься, готовиться. Допустим, «ПреКрасный Город» выехал на гастроли: и, как следствие, лишился возможного заработка в 50 тысяч. Зато все музыканты получили огромную массу самых разнообразных эмоций.

— Когда вас приглашают на корпоративы, вас приглашают играть «на заказ»?

Анна: Мы можем сделать под заказ то, что попросят, но вообще, мы обычно сразу предупреждаем о том, какой у нас есть репертуар. Для того, чтобы нам тоже исполнение музыки приносило удовольствие. На некоторые редкие корпоративы нас приглашают со своим собственным репертуаром. Это совсем здорово — радует. Но мы «не чураемся» заработать на запись альбома исполнением каверов. Вообще, это хороший опыт.

— Как вы подбираете репертуар для гастролей или концертов?

Анна: Мы стараемся так его подбирать, чтобы он нас самих трогал. Стремимся к тому, чтобы это была сложная, интересная музыка. Мы такие песни исполняем, которые, кроме нас здесь, не исполняет никто. Мы знакомим публику с другой музыкой. В общем-то, по сути своей с каверами на другие композиции, но такие, которые не известны здесь никому. Поэтому уникальная программа у нас получается: мы исполняем музыку на 14 языках. Кто здесь, кроме меня, может исполнить песню на исландском языке?

Музыканты (в один голос): Только Звягин.

Анна: Кто-нибудь вообще такую музыку слушает? Или, например, на неаполитанском наречии знает хоть одну песню? Тоже ведь каверы, но их никто, кроме нас, и не знает даже.

— Вы упомянули о том, что исполняете песни на 14 языках. А сколько вы вообще языков знаете?

Анна: Два: русский и английский. А при исполнении песен использую фонематический слух. По отзывам некоторых переводчиков — я очень неплохо владею произношением на этих языках.

—  А было желание изучать другие языки?

Анна: Я немного училась ивриту, но сейчас смогу вспомнить разве что несколько слов. Португальский язык мне очень близок, поскольку вообще очень похож фонематически на русский. Русскому человеку вообще достаточно легко научиться португальскому произношению. Какое-то время я преподавала пение у капоэйристов: они мне поставили более-менее хорошее португальское произношение.

— Алексей, а что зашифровано в названии вашей группы?

Алексей: В основе — красный город. То есть, красивый. А если перевести эти два слова на ненецкий язык, то получится Нарьян-Мар.

— У вас какая-то особенная любовь к Нарьян-Мару?

Алексей: Я родился в этом городе, а сюда приехал учиться. Ближе к Нарьян-Мару были только Архангельск с его музыкальным колледжем и Сыктывкар. Из этих городов и выбирал.

— То есть, ваша группа «ПреКрасный Город» про Нарьян-Мар, а не про Архангельск, как это думается поначалу?

Алексей: Можно и так сказать.

Анна: Изначально по-английски мы назывались BeautifulTown. Я просто думала, как можно перевести эту игру слов «ПреКрасный». Вообще, «WonRedful» получается, но пока это название не вошло в свой обиход, и мы пока не оперируем им. Кстати, мы пытались объяснить иностранцам — они поняли игру слов в ПреКрасном Городе.

Видео: Брусника / YouTube